Естественно, мы стараемся освещать актуальные темы: только самые интересные и полезные. Высказывая свое мнение, мы стараемся быть корректными и сдержанными в оценках. Не всегда получается.


Личность и общество | Тема

Материал был опубликован в №022 | 2005

// «Я вот как старая дева могу судить об этом только по некоторым описаниям в литературе. Плюс я пару раз видела секс по телевизору»

«Гей-союз не надо называть браком»

Теги: общество , социум

Текст: Николай Головин
Фото: Николай Данилов

Бунт у Валерии Ильиничны Новодворской в крови. Ее прадед – профессиональный революционер, организовал первую социал-демократическую типографию в Смоленске. Дед Новодворской родился в Тобольском остроге, где отбывали срок его родители-революционеры, в Гражданскую войну воевал в Первой конной армии Буденного. Сама Валерия Ильинична с самого детства борется за свободу. В 17 лет она прочла полное собрание сочинений Ленина и поняла, что вождь не прав. Затем были акции, манифестации, баррикады. Но Новодворская не устает бороться. Ей может позавидовать любой мятежник. Она знает тысячу и один способ поднять людей на баррикады. Главная в России защитница прав человека поделилась с BF своим мнением о правах геев и лесбиянок.

 – Ни дума, ни парламент, ни муниципалитет, ни святой престол, ни президент, ни правительство не имеют права диктовать человеку, с кем ему спать. Это дело частное и интимное. Никто не в праве вмешиваться. Если никто публично ничего не делает в порнографической форме, то нет оснований для вмешательства. Я вообще думала, что с тех пор как отменили статью за гомосексуализм, проблемы геев и лесбиянок в нашей стране решились. Но я не специалист, я живу как монахиня с момента выхода из роддома. Я ничего не хочу знать о сексе, причем о любой его форме, как гомо-, так и гетеросексуальной.

– Почему общество все еще отвергает однополые отношения, называет их извращенными?

– Я вот как старая дева могу судить об этом только по некоторым описаниям в литературе. Плюс я пару раз видела секс по телевизору. Так вот эти сцены не вызвали у меня никаких эмоций, кроме отвращения. Для меня секс – это вообще извращение. Для меня неприемлем любой секс, традиционный в том числе. Общество же не принимает сексуальные меньшинства, потому что нравы зоны перекочевали в остальной мир. На зоне, насколько я слышала, секс-меньшинства подвергаются дискриминации. Но этим занимаются преступники. От преступников чего ждать? Но если правовое государство так будет поступать, то значит, общество не отличается от преступников. Общество вообще не должна волновать личная жизнь людей. Это не должно быть предметом для обсуждений и разговоров. Что же касается лично меня, то я, может, считаю, что человечество должно почками размножаться.

– Как Вы относитесь к гей-бракам?

– Брак – это институт с многовековой историей. А однополый брак – это дружеский союз. Я не вижу смысла в гражданских браках вообще и в гей-браках в частности. Я вижу смысл в церковном браке: это милая традиция, она эстетична, красива. А гражданский брак отмер. Это советский ритуал. Красная лента, бюст вождя, клятвы на партбилете... А сейчас у нас под портретом Путина, наверное, заключают браки? Гей-союз не надо называть браком. Я за то, чтобы существовало специальное ведомство, которое бы юридически регистрировало подобные отношения. А еще я бы позволила гомосексуальным парам усыновлять детей. В нашей стране плохо с детдомами. Они переполнены. Масса детей не знает, что такое забота и семейное тепло. Не важно кто их усыновит – существо с рогами, с хвостом, с чем угодно, если есть средства – пусть усыновляет. В России это благо. Более того, я бы дала возможность геям из разных стран усыновлять русских сирот из детдомов. Для них это счастье.

– Как Вы относитесь к открытым геям? Должен ли человек скрывать свою ориентацию?

– Это личное дело каждого. В американской армии, например, одно время было запрещено служить геям. Запрет сняли. У солдата должны быть другие качества: смелость, отвага, ум, спортивная подготовка и т. п. А то, какая у него ориентация, – это его личное дело. Но вот когда мэр Парижа начинает предвыборную кампанию с того, что объявляет себя геем, это в моем понимании не очень умно. Политика тоже должны ценить не за его личные пристрастия, а за его профессионализм. То, с кем он спит, никому не интересно и к его обязанностям не имеет никакого отношения. Зачем нужно это афишировать? В Элладе, например, гомосексуализм был нормой. И более того, такие отношения были престижны. Мужчина помогал мальчику в становлении, учил его, был его покровителем. И никто косо на это не смотрел. А теперь человечеству просто нечего делать.

– Как Вы относитесь к тому, что в последнее время мужчины стали тщательнее следить за своей внешностью?

– Ухаживать за собой нужно всегда. В Элладе все за собой ухаживали. Там был культ тела. Спорт, массажи, благоуханные масла... Хотя, конечно, каждый пусть выглядит, как он хочет.

– А Вам лично какие мужчины больше нравятся?

– Мне вообще не нравятся мужчины. Никакие. Я не делю человечество на мужчин и на женщин. У меня интеллектуально-идеологический подход к человеку. Я далека от этой проблематики. Я люблю красоту.

– Нужно ли проводить в России гей-парады?

– Парады – это попытка что-то доказать. На Западе, значит, тоже не все в порядке с толерантностью. Если кому-то охота, пусть ходит. Но своим друзьям бы я отсоветовала участвовать в гей-параде. И не потому, что я против меньшинств, а потому что я против того, чтобы ставить во главу угла свою сексуальную ориентацию. Пусть ходят хоть неделю подряд, только бы стекла и машины не били.

– Одно время Вашим идейным соратником была Евгения Дебрянская. Вы общаетесь с ней сейчас?

– В то время Дебрянская не занималась проблемами секс-меньшинств. Тогда запретов было столько, что запрет на однополые отношения не был главным. А когда наладилось все, она занялась этими вопросами. Я не в курсе ее проектов, мы с тех пор не встречались. Она неплохо и без меня справляется. Она рано ушла из «Демократического союза». Но это ее право.

– Как Вы относитесь к тому, что многие артисты Вас пародируют?

– Ну не знаю, многие или нет, но Галкин делает это крайне примитивно и беззубо. Он хуже Райкина-отца, который в свое время критиковал ателье и нянь. Галкин – шут. Он никогда не сделает хорошую пародию на Путина. И мне обидно, что этот человек пародирует и меня в своем стиле: он делает меня не такой острой и безопасной для истеблишмента, такой же, каким является он сам.

– Чем Вы можете объяснить свою популярность среди геев?

– Ну, может, потому что геи по своей сути – западники, а у нас свободомыслящих людей не любят. Потом, где Вы еще найдете такого же деятеля без тоталитарного налета и религиозной подоплеки? Кстати, о религии. Я не считаю, что гомосексуализм – это грех. На мой взгляд, Богу до таких деталей нет дела. А иначе получается, что Бог вроде Лужкова, а кому нужен такой Бог? Тогда небеса – это тоталитарное государство, и не стоит туда торопиться.



Мнения читателей

Рейтинг этого материала    0 | 0




Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.