Иногда ты попадаешь в такое место или участвуешь в таком событии, что переполняющие тебя эмоции и впечатления буквально разрывают тебя изнутри – так ими хочется поделиться.


Личность и общество | Впечатления

Материал был опубликован в №062 | 2007

// В спектакле «Переполох в «Голубятне» телеведущий канала ТНТ сыграл роль пышногрудой звезды травести-шоу Мелани

Переполох в голубятне

Теги: искусство , культура , театр , травести

Текст: Марк Камтаринов
Фото: Марк Камтаринов

Бессменный прораб «Школы ремонта» (ТНТ) Сан Саныч, он же актер Александр Гришаев, на сцену театра «Содружество актеров Таганки» вышел в образе актера травести-шоу, вульгарной «рыжей толстухи» Мелани. Для полноты образа костюмеры не поскупились на перья и блестки – вырядили Гришаева по полной. «Процесс облачения Саши занимает достаточно долгое время, – признались нам за кулисами театра. – А вы как думали? Натянуть на себя все эти женские штучки для мужчины настоящая мука! Он же, как и полагается, и чулочки натянет, и бюстгальтер поролоном набьет. А платье чего стоит?! Несколько килограммов страз на него ушло!»

Звездой травести-кабаре «Голубятня» Сан Саныч стал в премьерном спектакле «Переполох в «Голубятне», поставленном по одноименной пьесе французского актера, режиссера и драматурга Жана Пуаре. Эта французская пьеса уже идет во всем мире, в России же «Переполох в «Голубятне» – это первая постановка произведения Жана Пуаре. Главные роли исполнили пионер российского травести-шоу, заслуженный артист России, создатель образа клубной травести Лоры Колли Сергей Зарубин (Альбен) и любимый актер Романа Виктюка Федор Добронравов (Жорж), закадровый голос которого нам хорошо известен по программе «Сам себе режиссер» на канале «Россия». Кандидата в депутаты от партии крестьян-католиков, противника сексуальных меньшинств Жильбера Нотрдама сыграл Владимир Стеклов («Кадетство»). Стереотипы взялась ломать женщина, режиссер-постановщик Нина Чусова.

– Это история про артистическую среду, о людях, которые всю жизнь работают на публику и для нее, – рассказала Чусова. – Отсюда некоторая манерность героев: повышенная возбудимость, свойственная театральным примам. Я это все наблюдала, когда общалась с некоторыми нашими великими актрисами, и тема эта по-своему мне близка. Придя на спектакль, зритель должен научиться объективно относиться к людям с другой ориентацией.

В пьесе Жана Пуаре Жорж – хозяин травести-кабаре «Голубятня», в котором блистает его любовник – прима травести-шоу Альбен. Годами устоявшиеся отношения и доходный бизнес сделали их жизнь спокойной и размеренной. Эту скандальную идиллию разрушает известие о том, что сын Жоржа Лоран женится на дочери консервативного политика Жильбера Нотрдама. И теперь родители невесты должны обязательно познакомиться с будущими родственниками. Героям предстоит нелегкое испытание: убедить будущих родственников в своей честности, порядочности и моральной чистоте. Но стоит ли раскрывать им всю правду? Тем более такую пикантную?

– Тост надо держать не двумя пальцами, а всей рукой, как пожарник! И сожми его крепко, как Жан Гобен, а не как Мэрилин Монро, – учил Жорж своего любимого быть настоящим мужчиной.

– Ну, если я его так сожму, он же сломается... – хныкал стареющая звезда шоу Альбен.

– Не плачь, дяди не плачут! – был настойчив бойфренд. – Нам по-любому надо вернуться к первоначальной точке твоего состояния.

Как и положено звездам травести-шоу, в спектакле им пришлось много танцевать. Всю хореографию репетировали несколько месяцев – результат на лицо! Под зажигательную музыку пышка Мелани, Альбен и даже переодетые в женские наряды родители невесты – крестьяне-католики, выдают такое, что зрительный зал рукоплещет минут десять.



Жан Пуаре (17.08.1926–14.03.1992) – французский актер, режиссер и драматург. Пьеса «Переполох в «Голубятне» была написана в 1973 году. По ней было снято две знаменитые комедии: франко-итальянская картина «Клетка для сумасшедших», в которой играли Уго Тоньяци и Мишель Серро (последний получил за роль Зазы Наполи (Альбена) премию «Сезар» в 1978 г.) и американская картина «Клетка для пташек» (1996 г.) с Робином Уильямсом и Натаном Лейном в главных ролях. Также по этой пьесе был поставлен мюзикл. Русская версия знаменитой французской комедии интерпретирована режиссером Ниной Чусовой

Создатели спектакля

Нина Чусова (режиссер): Эта пьеса очень добрая и смешная. Главная идея спектакля – любовь всегда побеждает. История о том, как двое мужчин, прожив 15 лет вместе, действительно создали семью. Между ними есть чувства, прочные взаимоотношения, они желают сохранить этот мир таким, что бы ни случилось. А еще это пьеса про то, что родителей не выбирают. И уж если так случилось, что папа гей – все равно ты его любишь. В жизни всякое бывает, и мы должны с уважением относиться к чувствам людей, не нужно никого осуждать. Скажу честно, эту пьесу я мечтала поставить давно. Она попала ко мне в руки лет пять назад, но я не знала, кому в нашей стране принадлежат права на нее. И вот каким-то случайным образом выяснилось, что права у Леонида Робермана и он давно ищет режиссера. Наши интересы сошлись. Правда, мы немного сократили число действующих лиц, объединив несколько мелких персонажей в один образ.

Что касается моего отношения к нетрадиционным наклонностям, то в сексуальном смысле я традиционалист, но очень толерантно отношусь к различным проявлениям сексуальности. Гомосексуализм существовал всегда, в древности он тоже был. Просто не надо вдаваться в крайности, все мы люди – геи, лесбиянки. Какая разница?! Но мы должны одинаково уважать права каждого и уж тем более право выбирать, с кем спать. И потом, нельзя говорить, что между людьми нетрадиционной сексуальной ориентации не могут существовать чувства. Наоборот, есть примеры любви, которые вызывают только уважение. В этом смысле я не гомофоб, принимаю мир таким, какой он есть, и считаю, что не надо с этим бороться.

Федор Добронравов (Жорж): Мне не хотелось, чтобы это была буффонада. Мне хотелось сохранить трогательные интонации между сыном и отцом. Чтобы вот эта пара была отдельно и какие-то серьезные смыслы не растворились в хохме. Зритель должен сочувствовать моему герою. Ничего выше любви в мире нет. И то самопожертвование, на которое решается отец ради сына, вызывает уважение вне зависимости от его сексуальной ориентации.

Не думаю, что моему герою – владельцу травести-кабаре – непременно надо быть жеманным. Я не сильно разбираюсь в пластике и психологии людей нетрадиционной ориентации, но в моей жизни иногда так случалось, что я долгие годы общался с человеком и только потом с удивлением узнавал, что он гомосексуалист. Я об этом не догадывался. В поведении и внешности этих людей не было ничего женственного или странного. Жеманство, которое ждут от роли, скорее стереотип, навязанный голливудским кинематографом. В Америке много фильмов про это. Это культурное клише. Мой герой – обычный человек, бизнесмен. У него взрослый сын, которого он любит. У него свое дело, он за многих несет ответственность. В первую очередь он, конечно, отец. Все, что он делает, – ради счастья сына. И еще он хочет, чтобы что-то осталось после него. Кто-то строит фермы, он создал кабаре. Ему это ближе. Когда-то, когда они начинали, он наверняка выступал в образе женщин, переодевался. Но потом стал хозяином. И тот факт, что в финале он выходит на сцену, надо расценивать как подвиг. Он идет на эту жертву, чтобы спасти положение, устроить счастье сына.

Сергей Зарубин (Альбен): Я гротесковый актер. И в этом спектакле – полное попадание, потому что острая роль, большие амплитуды по состояниям: от слез – сразу в радость, из радости – в истерику. Эти пиковые ситуации меня устраивают, я могу это прожить на сцене ярко и необычно. С Чусовой работаю впервые, мне очень нравится! Она не вся в артисте, не зажимает, чувствую себя свободно. Она настоящий режиссер.

Владимир Стеклов (Жильбер): Мне даже не столько персонаж мой интересен, сколько сама сюжетная коллизия. Импонирует то, что о таких достаточно непростых и скользких вещах можно говорить достойно и непошло. Здесь есть такая легкая водевильная основа. Это не значит, что мы делаем какой-то упрощенный вариант, но в этом есть озорной подход. Не грузить зрителя каким-то заумным смыслом, а просто разыграть эту ситуацию легко и непринужденно.

Мой герой Жильбер Нотрдам – властный отец семейства. А еще он ярый политик и депутат, ну и конечно, ярый противник нетрадиционных отношений. И попал он с корабля на бал, причем на такой бал, что, наверное, даже в страшном сне ему не могло такого присниться. За этим интересно наблюдать: как он пытается вместе со своим семейством, особенно со своей второй половиной, достойно выбраться из непростой ситуации. Ну и конечно, по законам жанра, ему придется в конце концов все-таки напялить на себя женское платье. Более того, в этом виде его заставят выйти на сцену! Этому поспособствуют форс-мажорные обстоятельства, иного выхода у него просто не будет.

Какое отношение у меня к этой культуре? Я к ней не отношусь. Это проходит вне моих интересов, поэтому я не могу и не хочу как-то на это влиять. Я в этом смысле человек лояльный и политкорректный, любая форма проявления насилия для меня совершенно неприемлема. Если это, к примеру, коснется моей семьи, моих детей, конечно, я буду принимать в этом активное участие, но не с позиции диктаторства. У нас был один забавный эпизод, связанный как раз с этим. Мы были на гастролях в Штатах, в городе Сан-Франциско. А этот город, как известно, столица гей-культуры. И мы с Львом Константиновичем Дуровым однажды пошли прогуляться по окрестностям. У Льва Константиновича тогда был микроинсульт, он еще не совсем восстановился. И он мне сказал без всяких задних мыслей: «Я немножко ногу приволакиваю, и у меня не восстановилось периферийное зрение, чтобы мне нормально идти, я возьму тебя под руку». Он взял меня под руку, я как-то так его тоже приобнял, и вот так мы шли по Сан-Франциско. И было ощущение, что еще немного – и нам начнут аплодировать. Такая пара старых геев.

Игорь Гаспарян (Бабу): После фильма «Изображая жертву» мне стали предлагать интересные роли, в том числе и в театре. Леонид Роберман пригласил меня в спектакль «Переполох в «Голубятне». Когда прочитал материал, я не понял только одного – что такое травести. Я думал, это большие люди, играющие маленьких детей, и даже не мог представить, что это как-то связано с гей-культурой. Но потом, конечно, понял и во всем разобрался. К голубым я отношения не имею и как-то знакомых таких нет. Мой персонаж тоже должен был быть голубым по первоначальному замыслу, но потом Нина Чусова решила, что я буду гастарбайтером из Гватемалы, который не то чтобы готов стать голубым, но который готов подыграть ради заработка. На сцене я почти голый, какие-то непонятные юбки, лохмотья. Только голый торс и обнаженные кривые ноги – полюбуетесь моей «гватемальской» волосатостью.

Ольга Лапшина (Элеонора Нотрдам): Когда я читала пьесу, то вначале была в замешательстве из-за ее фривольности. Но, дочитав до конца, оценила и то, что она очень хорошо написана, и то, что за внешней эксцентрикой есть второй план – глубокое гуманное содержание. Работая сейчас, я для себя лично решаю проблему толерантности. Это совсем не просто – внутренне перестроиться, сменить установки.




Мнения читателей

Рейтинг этого материала    0 | 0




Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.