Иногда ты попадаешь в такое место или участвуешь в таком событии, что переполняющие тебя эмоции и впечатления буквально разрывают тебя изнутри – так ими хочется поделиться.


Личность и общество | Впечатления

Материал был опубликован в №065-066 | 2007

// Paris Gay Pride’2007

Увидеть Париж и... ох!

Теги: европа , париж , прайд , путешествие

Текст: Иван Мишин
Фото: из личного архива

Нет, я всегда догадывался, что попасть на страницы крупнейшей газеты мира проще простого, но чтобы настолько...

Когда на вопрос «Как вы слетали?» получил в ответ «Мы зажгли Париж!» – я лишь недоверчиво улыбнулся в трехдневную щетину. А уже через час увидел их фотографию в заголовке французской Liberation...

Так вот, если у кого-то искренний патриотизм, позевывая, очнулся уже после объявления результатов олимпийского тендера’2014, то меня национальная гордость обуяла аж за три дня до этого благодаря двум матросам (о, мой бог!) Балтийского флота.

Пожалуй, на этом я закончу петь дифирамбы, и мы приступим к репортажу с Paris Gay Pride’2007. Нет, еще чуть-чуть. В этом легком и приятном деле мне помогут непосредственные участники сей феерии – Дима (lj-user shonchik) и Андрей (lj-user holodniy). Теперь приступим.

BF | Добавим пафоса? Скажем, что ехали вы на самом-то деле в романтичную Бретань, а на парижский гей-прайд заскочили от нечего делать?

Дима | Да нет, ехали мы как раз на гей-прайд, но так как во французской столице я уже бывал, а Андрей даже жил там некоторое время, сидеть все 10 дней в Париже нам не хотелось, поэтому после прайда мы еще намотали 1500 км по французским провинциям.

BF | Что ж, значит, без лишнего пафоса. Как родилась идея с костюмами моряков?

Дима | Предложение Андрея нарядиться «ТаТушками» меня как-то совсем не вдохновило. Хотелось чего-то мужественного и брутального, того, что выделялось бы на фоне традиционных боа и перьев, ну ты понимаешь.

BF | Ну да, боа и перья – это ж мои привычные аксессуары. Форму шили сами?

Дима | Нет, костюмы нам друзья купили в Питере, в каком-то Военторге.

BF | Ого, значит это не fake, а настоящая форма моряков Балтийского флота? Неплохо. Привлекала внимание?

Дима | Не то слово. Парни, увидев нас, кричали: «Мы любим моряков!» Обнимали. Какой-то персонаж встал на колени перед Андреем и целовал ему руки. Пожалуй, я за всю жизнь столько не фотографировался и не улыбался, сколько за 7 часов, проведенных в этот день на улицах Парижа.

BF | О, Андрей, и как ощущения, когда тебе на улице целуют руки, да еще и стоя на коленях?

Андрей | Ощущения сложные, сначала вообще не понял, что произошло. Я как-то не привык к такому проявлению внимания в многолюдных местах.

BF | Кстати, про многолюдность. По оценкам того же Liberation, в параде принимало участие более 700 тыс. человек. Организовать шествие такой массы людей по узким улочкам довольно сложно. Два московских гей-прайда запретили, мотивируя «невозможностью обеспечить безопасность», а как с «опасностями» на парижских бульварах?

Дима | Знаешь, за все время, что мы шли по маршруту от Монпарнаса до площади Бастилии, я вообще не видел полицейских. Никаких обысков, проходов сквозь рамки металлоискателей и иных унизительных процедур. Полиция была заметна только на самой площади Бастилии, вела себя крайне корректно и вежливо. Слово «пожалуйста» было главным в лексиконе. То есть полиция для людей, просто оберегает их друг от друга, а не выглядит как машина для побоев.

Андрей | А меня удивило не столько отсутствие полиции, сколько то, что вопреки распространенному мнению, гей-прайд был совсем «не про секс». Мы не увидели там большого количества мальчиков с голыми торсами, торчащих из штанов членов и т. п. Был, правда, человек-презерватив и несколько трансов топлесс, вот, пожалуй, и все. Прайд скорее напоминал социальное движение. Шли люди, объединенные какими-то проблемами, выступающие за равноправие, право на усыновление, за права людей с ограниченными возможностями, за решение проблем, связанных со здоровьем.

Дима | Но вместе с этим было феноменально весело! Встречались такие личности, мимо которых нельзя было пройти без доброй улыбки.

BF | Да уж, одна мисс Даутфайер на желтом велосипеде чего стоит!

Андрей | И не только она. Еще были разные люди с табличками «free hugs», к ним можно было просто подойти и обняться. Но все эти интересные персонажи просто вливались в общий позитив, большая часть которого исходила от простых участников и просто зрителей. На протяжении всего пути из окон выглядывали люди с радужными флажками и зонтиками, по обеим сторонам улиц стояли туристы и родители с детьми, некоторые на время присоединялись к шествию и веселились вместе со всеми. Ребята танцевали на стеклянных крышах автобусных остановок, и, надо отметить, никто их оттуда не сгонял за нарушение общественного порядка и возможную порчу муниципального имущества.

Дима | Меня вообще с самого начала интересовало, кто спонсирует прайд? Но, как оказалось, средств из городского бюджета на его проведение выделяется минимум, а возможные убытки от принесенного прайдом ущерба покрываются страховыми компаниями. Само же мероприятие организовано за счет общественных, правозащитных организаций и различных гей-заведений. В шествии участвуют автомобильные платформы парижских клубов и баров. На каждой платформе играет разная музыка, от хауса и ретро до этнических мотивов, ты просто выбираешь ту, что тебе нравится, и идешь за ней.

BF | И что выбрали вы?

Дима| Мы увязались за группой задорных мальчиков в черных футболках и шортиках, зажигавших под Мадонну, с серебряной мишурой в руках.

BF | Прессы на прайде было много?

Дима | Судя по количеству профессиональной аппаратуры, сновавших туда-сюда ведущих с микрофонами и журналистов, прессы было очень много. В самом начале прайда, еще на Монпарнасе, среди разношерстной толпы в костюмах был замечен общавшийся с журналистами мэр Парижа. Говорят, что какое-то время он даже шел во главе прайда. К нам тоже подошла съемочная группа и взяла у нас короткое интервью. Несмотря на то что канал был местный, режиссер группы оказался русским. Было приятно.

BF| А русских туристов не встречали? Господина Алексеева, например?

Дима| Я вообще смутно представляю, как выглядит Алексеев, но соотечественников было много. Во время прайда к нам подошли два парня из Сибири и какие-то русскоговорящие девчонки в костюмах моряков. Были и еще, но знакомиться, видимо, постеснялись. Больше всего «своих» мы встретили уже вечером, в гей-квартале Маре.

BF| А как вам развлекательная программа после прайда?

Андрей| Основное действие происходило прямо на улице, движение было остановлено, и район превратился в огромный open-air. В этом квартале расположены самые популярные тематические заведения, но даже над простыми булочными и кафе висят маленькие радужные флажки, говорящие о том, что это гей-френдли заведение. Из каждого бара раздавалась громкая музыка, но так как внутри всем желающим места не хватало, люди танцевали прямо на улице. Машины тех сумасшедших, что рискнули здесь припарковаться, тут же превращались в барные стойки.

BF | Супер! А каковы общие впечатления, помимо фана?

Дима | Гордость за себя и окружающих, которую я испытал, возникает вот в такие моменты. Когда всех охватывает чувство безопасного праздника и веселья. И пока у нас в России вместо позитивных мероприятий будут устраивать пьяные гуляния голубые береты, от которых все шарахаются, или все будет крушить идущее на футбол быдло, не будет никакой гордости и никакого патриотизма. Может, и на окраинах Парижа полно rude people, а в центре хватает гомофобии и ортодоксальных верующих. Но отчего же так происходит, что это никак не сказывается на подобных мероприятиях? Почему этот марш пропитан не агрессией, а весельем и любовью? Почему это не «must die», а «free hugs»? Как так получается? Может быть, причина этому – отличная организация прайда? Или это безупречная работа администрации города? Или концентрация положительной энергетики, которая не дает прорваться негативу? Думаю, это все вместе плюс зрелость общества. Показательным примером этой зрелости может служить то, что на сегодняшний день во Франции 60% населения поддерживает гей-браки, а обертки от мороженого толерантные и нетолерантные парижане все больше кидают в урны.

Андрей | Наш друг Себастьян рассказывал, что 20 лет назад парижские геи тоже с трудом представляли, что когда-то можно будет свободно пройти по улицам города. Хотя мне слабо верится в то, что у нас такое возможно и через два десятка лет.

Дима | Не знаю, двадцать лет нам ждать или десять, но хочется пожелать нам всем дорасти и дожить до того времени, когда на улице смогут собраться 700 тыс. совершенно разных людей – натуралов, геев, лесбиянок, эмо, готов, фриков и прочих неформалов  – и пройти по улицам центра. И пусть будет минимум милиции, мэр города будет приветствовать этот праздник, бизнес будет делать на этом деньги, а люди будут ждать этого как грандиозного веселого события. И не будет никаких стычек и агрессии.

BF | Аминь.




Мнения читателей

Рейтинг этого материала    0 | 0




Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.