Когда встречаешь интересного собеседника, разговор с ним не хочется заканчивать никогда. Полные версии интервью читай в этом разделе on-line-журнала.


Личность и общество | Интервью

Материал был опубликован в №007-008 | 2005

// «Если тебя что-то не устраивает в моем взгляде – подойди и скажи мне это в лицо».

«Женщинам я могу простить гораздо больше, чем мужчинам»

Теги: диджеи , музыка , хаус

Текст: Валерий Камов
Фото: из личного архива

– В какой момент ты решила, что пора подружиться с музыкой?

– Это вообще не я решила. Это решил мой папа. Когда мне было пять лет, он отдал меня в музыкальную школу. По классу скрипки.

– Скрипка и диджей – это как?

– А никак. Я закончила музыкальную школу. И когда мне сказали: «Пойдешь в училище», – я ответила: «Ну не-е-т...» На этом моя музыкальная карьера закончилась. А потом случилось начало 90-х – Москва-тусовочная. И я тусовалась в «Пилоте». Мои сокурсники работали там диджеями, они меня быстренько научили. Чего, там, делов-то?

– То есть не так сложно?

– Да вообще нет. Любой может.

– А конкуренции не боишься?

– Нет. Зачем бояться конкуренции? Это прекрасный стимул работать лучше. И вообще я не боюсь перемен в жизни в принципе. Бывали случаи, когда я говорила себе: «Все, не могу больше работать диджеем» – и уходила заниматься другими делами. У меня такая богатая профессиональная жизнь. И пиар у меня был, и издательство...

– То есть если не диджеем, то кем?

– Да по фигу.

– А как вы нашли друга друга – «12 Вольт» и ты?

– Тут все не так просто. В 95-м году моего друга Dj Maкса, пригласили работать в «Шанс». Он предложил мне стать напарником. Так я попала в геевский мир. Все для меня было диковинно! Там я впервые в жизни в дамской комнате увидела трансвестита. Незабвенную Фелицию. Я зашла и вижу – ко мне спиной у зеркала стоит очень высокая женЧина. Подкрашивается. Я обратила внимание на роскошные длинные ноги и маленькую крепкую задницу. А когда попросила ее подвинуться, сказав что мне тоже надо навести порядок, она ко мне повернулась и фальцетом говорит: «Ой, подруга, извини!» Я потеряла дар речи, даже рот забыла закрыть, потом хохотала до слез. Ведь не ожидала, что это дядька. Раньше я была чудовищно далека от всего этого. Но очень скоро это стало моим миром. И я себя чувствую в нем прекрасно.

– Есть ли какое-то отличие клубного диджейства от диджейства в баре?

– Колоссальное. Когда работаешь в клубе на большом танцполе – безусловно, это мощнейшая энергетика. Но все как-то сами по себе, без лиц и имен. А здесь я вместе со всеми. В перерывах между миксами ко мне подходят, мы целуемся, болтаем о жизни, делах, проблемах. Я сюда прихожу, как не на работу. Здесь такой же мой дом, как и там, где я ночую. Это банально звучит, но правда. И работаю я не на «12 Вольт», а на Женю. И если у нее будет клуб «13 Вольт» или «19 Кабельтовых» мне это будет все равно. Если она сочтет, что я еще годна, я буду работать.

– Что тебя связывает с Евгенией Дебрянской?

– Почти 10 лет назад я работала в «Империи Кино». Был такой геевский клуб. Однажды туда пришла красноволосая худая женщина и сказала: «Меня зовут Женя. Хочешь поработать на лесбийских вечеринках?» Я ответила: «Конечно, хочу». Вот и все. Я не вижу ничего плохого в том, что один человек предан другому, не предает и не кидает его в трудную минуту. В нашем мире сейчас это большая редкость. Я благодарна судьбе, что так сложилась моя жизнь, в которой есть Женя. Мне есть чему у нее учиться.

– Ну смотри – большие клубы, интервью, диск выпустили. Ощущения звездности не возникает?

– Да боже упаси. У меня была звездность, когда мне было 20 с небольшим. Юность склонна к преувеличениям. Тем более что я – первая девушка, профессиональный диджей в Москве. Профессия, как я понимаю, это то, что дает тебе средства для жизни. Так вот тогда я была очень молода и еще не знала жизни. И мне стало казаться что я все могу, что я звезда... Как за это меня наказала жизнь! Как жестко она сбила бриллианты с моей короны!.. Так что нет. Никакой звездности сегодня быть не может. И вообще мы все умрем.

– Как-то пессимистично...
«Я люблю бабу, живу с бабой, хотите – принимайте, не хотите – идите на фиг».

Это прекрасно, почему пессимистично? Каждый день может стать последним. Его надо прожить, надо любить, страдать, подыхать, не знаю...

– Сейчас ты любишь?

– Да. А как же...

– А твоя подруга не ревнует к тому, что ты всегда в центре внимания?

– Ну ты, что, сам не любил? Конечно, ревнует. Ну а что делать... Я не пью вообще, не употребляю наркотиков, единственная моя зависимость – никотиновая. И музыка – это своего рода наркотик.

– Считается, что люди известные –либо очень ветреные, либо им тяжело устроить свою личную жизнь...

– Глупости. Не строят личное те, кому это не надо. Те, кому нужно личное, всегда ищут. Говорят, кто хочет – ищет возможности, кто не хочет – причины. У меня очень счастливая личная жизнь. В ней много ЛЮБВИ и много страданий. И это прекрасно.

– А как ты решаешь проблемы со своей девчонкой?

– Поругаться, разойтись, помириться. Обычные человеческие отношения. Они ничем не отличаются от натуральных. Я была замужем 4 года, как порядочная, прожила с мужчиной, родила ребенка. Только женщинам я могу простить гораздо больше, чем мужчинам.

– Часто приходится сталкиваться с неадекватностью посетителей? Люди приходят в бар – выпивают, расслабляются...

– У меня вообще с этим нет проблем. Если я и произвожу впечатление высокомерной, то для меня это своего рода защитная реакция. Я не могу быть для всех открытой и доступной. Я уже в таком возрасте, когда сама могу выбирать людей, с которыми хочу общаться. Для всех остальных – я просто диджей, и хочу, чтобы соблюдали субординацию. Если тебя что-то не устраивает в моем взгляде – подойди и скажи мне это в лицо.

– У тебя больше друзей по теме или нет? Или это не важно?

– Вообще не важно. Я – открытая лесбиянка, и когда в 95-м году я впервые влюбилась в женщину, то взяла телефонную книжку и обзвонила всех своих друзей. И всем сказала: «Я люб-лю бабу, живу с бабой, хотите – принимайте, не хотите – идите на фиг».

– Много ушло на фиг?

– Никто. От того, что я люблю женщин, а я таки люблю женщин, я не стала хуже, глупее или вообще какой-то другой. Я такая, какая есть.

– Какие ты видишь перспективы понимания меньшинств в обществе? Сколько должно пройти времени, чтобы к нам стали относиться адекватно?
«Если ты стесняешься того, что ты гей или лесбиянка, – будь натуралом».

– Вообще не понимаю сути проблемы. Ни разу в жизни мне не пришлось столкнуться с неадекватностью! Обычная жизнь, наполненная обычными заботами и проблемами. Мой сын ходит в школу. Я – на родительские собрания. Думаю, большинство проблем придумано нами. Как отмазы, нежелание принимать решения и отвечать за свои поступки. В 97-м году мы снимали квартиру. Я гуляла с сыном во дворе. У нас была компания мамашек с детьми. И одна из девчонок, мне по секрету сообщила: «Слушай, у нас тут сплетничают, что вы – лесбиянки». Я ответила: «Зачем сплетничать? Мы – лесбиянки. И скажи девицам, чтобы не сплетничали, а если у кого какие вопросы – пусть спрашивают у меня». Все проблемы тут же отпали. Какой смысл в сплетнях, если никто ничего не скрывает?! Потом мы дали интервью для Cosmopolitan с фотографиями. Так произошла полная легализация.

– Вот геи и лесбиянки часто говорят, что их никто не любит, что они все такие несчастные...

– Я знаю таких людей и стараюсь их избегать. А иной раз смотришь, и правда – полюбить-то не за что! И еще, если ты стесняешься того, что ты гей или лесбиянка, – будь натуралом. И живи ровно. А если нет, неси голову высоко и уверенно. И нечего ронять сопли, терпеть этого не могу.





Мнения читателей

Рейтинг этого материала    0 | 0




Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.