Когда встречаешь интересного собеседника, разговор с ним не хочется заканчивать никогда. Полные версии интервью читай в этом разделе on-line-журнала.


Личность и общество | Интервью

Материал был опубликован в №011 | 2005

// Заза Наполи: «Люблю, когда мне самой на сцене становится смешно!»

Смешная девчонка Заза

Теги: концерт , мюзикл , стиль жизни , травести

Текст: Татьяна Глэм
Фото: из личного архива

– Влад, расскажи, как ты пришел в травести-профессию?

– Я видел по телевизору Пескова, некоторых артисток – Лору Колли, Киру Соланж, но никогда не думал, что буду стоять с ними в одном строю и заниматься тем же: меня это никак не привлекало. Я шил частным образом всякие банальные юбки, пиджаки, пальто, брюки – то, что называется pret-a-porte. Это сейчас я уже мастерю «от кутюр», все в единственном экземпляре и этакое навороченное. К тому же судьба свела меня с артисткой по имени Мулатка, которая быстренько за это ухватилась и решила, что я буду шить ей костюмы. Самое интересное было смотреть, как потом эти артистки выступают в произведениях твоих рук. Я вот сейчас наблюдаю за своими знакомыми, не имеющими отношения к травести-бизнесу: когда они ко мне приходят, сразу пытаются на себя что-то нацепить: то туфли мои наденут, то клипсы, то парик. Так же и я все, что видел у Мулатки дома, пытался на себя нацепить, покривляться. А когда в первый раз вышел с номером на сцену, то понравилась мне отнюдь не эстетическая сторона, а то, что я получил за это денежку. Просто обычно ты сидишь дома неделю, шьешь какой-нибудь костюм-тройку и получаешь за это 400 рублей, а тут покривлялся десять минут на сцене – и те же деньги. Так я и стал травести-артистом.

– Как появилась Заза Наполи?

– Когда я узнал, что буду выступать, то меня в первую очередь интересовало: в чем и подо что. А как меня напишут, это было как-то второстепенно. И когда арт-директор «Обезьян» Люся Сохатая спросила моих друзей: «Как зовут вашу артистку?» – а ребята в этот момент смотрели фильм «Птичья клетка», где главная героиня – Заза Наполи, они так меня и назвали. «Без меня меня женили»...

– А каким образом «Райские птицы» обрели друг друга?

– Просто встретились четыре одиночества, развели у дороги костер! Когда я работал в «Черном лебеде», ко мне периодически приезжали работать многие, а потом я стал замечать, что, когда я приглашаю Гелю, Аладору и Бомбанини, программа проходит заметно лучше. Когда приглашаешь всех, как Геля, народ, конечно, смотрит – кто красивее, кто ногу выше задирает, но все равно неинтересно, когда все одинаковые, как в «Лидо». А когда все разные, то зритель не устает и от двухчасовой программы. С названием тоже все получилось просто: нам тогда Валентин Юдашкин подарил несколько платьев, а потом мы узнали, что они из его коллекции «Райские птицы».

– У вас обширный репертуар. Есть ли в нем номера в русском стиле?

– Русские народные номера надо делать смешными и красивыми одновременно. Один из наших русских номеров – «Озеро надежды» Бабкиной: дорогой, помпезный. Там костюмы из павловопосадских платков разного цвета, весь рисунок на них – из нашитых блесток. Это красивый постановочный номер из тех, которые просто приятно смотреть. А есть номер «Лодочка» – там самые простые, дешевые костюмы, но он такой... стебный, про деревенских дурочек, которым хочется любви. Мы его обычно работаем на бис, причем всегда по нескольку раз.

Есть какой-то отрепетированный костяк, но когда играем по второму-третьему разу, то уже начинаем импровизировать. Причем обычно, когда делаешь на сцене что-то смешное, сам уже не смеешься – это же все тобою придумано и много раз отрепетировано. А когда ты еще и сам ржешь, и получаешь на сцене удовольствие, это потрясающе! Мы этот номер всегда работаем последним, потому что после него грим уже не восстановить – косы, платки, три раза на бис, уже пот с тебя бежит в три ручья...

Есть у меня сольный русский номер, стилизованный под современность. Очень интересная фонограмма: наши популярные современные песни поет девочка из хора имени Пятницкого под балалайку. Костюм забавный: сарафан и кокошник из джинсы. Самый первый мой номер тоже был русским народным – «Письмо любимому» группы «Балаган Лимитед». Причем, будучи человеком с высшим образованием, я знал, что обязательно должен быть какой-то сюжет, интрига, и за три минуты показывал маленький спектакль – благо песня игровая, сюжетная. А в номерах, где идет пародия на певиц мы, конечно, стараемся брать костюмами: Толкунову, например, нам Юдашкин сшил. Не могу сказать, что 50% номеров у нас народных, но если делать программу исключительно из них, то на час, думаю, вытянем спокойно.

– Насколько мне известно, ты хорошо готовишь. Можешь вспомнить сейчас навскидку какое-нибудь русское блюдо?

– Раньше я любил печь пирожки. Люблю готовить грибную запеканку с картошкой, супы всякие, холодец, блины. Вообще, ты знаешь, в России такая специфика, что любое блюдо становится немножко «русифицированным»... Вот приезжают к нам японцы, идут в свой ресторан и понимают, что они даже в Японии такого не ели. То же самое с китайцами. Я был в Пекине – их кухню есть невозможно! А здесь я иду и спокойно ем, потому что руки наших поваров в любую гадость привносят свою русскую душу, смекалку и становится вкусно и по-русски.

– Поделись каким-нибудь своим фирменным рецептом.

– Если вы приготовили винегрет, а на следующий день уже его не хотите, то в него нужно порезать мелкими кусочками селедку, заправить майонезом – и у вас будет «ленивая» селедка под шубой. Или я могу сделать себе окрошку, а потом, когда уже не хочется, заправить ее майонезиком, и у меня получается оливье. Ингредиенты-то те же самые! В нашей жизни главное – поменять название! Когда меня утомляет вот эта съемная квартира, я переставляю мебель, и кажется, что куда-то переехал!

– «Райские птицы» ездили на гастроли за границу?

– Конечно. Стандартный набор: Германия, Израиль, Турция и т. д. Но за границей русскоязычные номера плохо прокатывают. Можно вставить в программу один-два русских народных номера, чтобы показать колорит, а так они смотрят, как... на новые ворота. Того, над чем ржет наш зритель, они не понимают абсолютно. Но принимают хорошо, хотя там все по-другому и с эстетической точки зрения, и в плане программы тоже. У них практически у всех стандартный набор номеров, классика: Лайза Минелли, Тина Тернер, Уитни Хьюстон, Мэрилин Монро. Есть у артистки четыре номера, и она эти четыре номера всю жизнь работает, а у нас не успеет хит появиться, тут же тащат его на сцену – в Москве это конвейер.

– А как с травести-движением на периферии?

– В Ижевске есть очень красивое шоу «Ночные королевы», в Екатеринбурге неплохое, в Питере. У них потрясающие костюмы, номера, но никто не хочет ехать в Москву – зачем? Лучше быть в Ижевске «Ночной королевой», чтобы тебя на руках носили и пылинки с тебя сдували, чем в Москве начинать все с нуля.

– Вы выступаете не только в гей-заведениях?

– В гей-заведениях мы вообще редко работаем: «Душа и тело» и все. Ну, Геля еще сольно выступает в «Обезьянах». Единственный минус работы в одном и том же месте – ты понимаешь, что тебя становится слишком много. Хочется, чтобы успели соскучиться. В натуральных клубах проще – там нет постоянных посетителей, да и ауди-тория не настолько требовательна и избалована. В гей-клубы 70% идут смотреть программу, а в обычные – просто провести время, зачастую не зная, кто выступает.

– Как сейчас в травести-бизнесе с новыми кадрами?

– Были случаи, когда мне говорили: «Вы знаете, я приехал из Кукуевки, видел вашу Гертруду – фигня, я могу в тысячу раз лучше! Думаю, вам стоит мне позвонить, мы поговорим, и, может быть, я с вами буду работать». Человек не сказал: «Посмотрите меня, я хочу с вами работать» – нет! – «Может быть, если соглашусь!» Или подошел ко мне в клубе мальчик и сказал, что он безумно талантливый и что ему нужен только директор, чтобы устраивать ему выступления. «Какая Вам, – говорит, – разница, где работать? Это реальные деньги, вы на мне хорошо заработаете!» Как ему объяснишь, что я на нем даже на «Макдоналдс» не заработаю... Он, конечно, обиделся, сказал, что так и думал, что в Москве сидят наверху всякие Зазы Наполи, Лоры Колли и Евы Браун и вставляют палки в колеса молодым дарованиям! Если самородки, проживающие в нашей необъятной матушке-России, будут читать это интервью, пусть знают, что эта верхушка сидит и ждет, когда появится кто-нибудь талантливый и перспективный, чтобы оторвать свою ж... от трона и воскликнуть: «Батюшки! Мы тут заснули на часок, а впереди нас уже целая бригада идет!» Ведь тогда и у нас самих появится стимул к чему-то стремиться.

– С кем из коллег по «цеху» тебе приятно работать на одной площадке?

– Ну ведущие у нас сейчас все! Второй вопрос, конечно, как они ведут... Вести концерт на одной сцене мне было бы нестыдно с Лорой Колли и Евой Браун. А в шоу бы я пригласил «Райских птиц» и Divas Show. На остальных слишком уж много обжигался.



Мнения читателей

Рейтинг этого материала    1 | 0




Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.