Когда встречаешь интересного собеседника, разговор с ним не хочется заканчивать никогда. Полные версии интервью читай в этом разделе on-line-журнала.


Личность и общество | Интервью

Материал был опубликован в №024-025 | 2005

// Почему у самого сексуального виджея МТV проблемы с ПОДЪЕМОМ?

Утренний кофе с Арчи

Теги: шоубиз

Текст: Марк Камтаринов
Фото: Ян Пухов

Он до безумия счастлив, что его пригласили вести программу «Элементарный секс». Он благодарен родителям за то, что родился таким умным и красивым. Но при всем при этом у виджея МТV Арчи есть одна маленькая, но серьезная проблема! Ни будильник с мощным звонком, ни угрозы руководства канала, всякий раз обещающего уволить его за опоздание, не могут заставить парня просыпаться по утрам вовремя. На помощь приходит разве что одно действенное средство – кофеин, употребляемый Арчи прямо в постели. И только после нескольких чашек кофе ведущий канала MTV делает первые телодвижения. На днях у Арчи случился серьезный облом, усугубивший ситуацию с подъемом: в доме закончился кофе...

– Столь публичной персоной ты стал благодаря ТВ?

– Нет, не все так просто, этот путь был долгим. Все началось с будапештской школы дизайна, когда мы с семьей жили в Венгрии. Но сначала мне посчастливилось пять лет пожить в Германии: мой отец – военный и наша семья жила в нескольких странах. Уже в детстве такие путешествия мне показались интересными. Когда мы перебрались в Германию, моя жизнь была построена на контрастах. То, что было в нашей стране, и то, что было в Германии, – две большие разницы.

– А потом вы переехали в Минск...

– Да, и я понял, что сказка закончилась. Когда я пришел в первый класс в разорванных джинсах и с тремя серьгами в ушах, мне тут же сделали выговор. Этот день я не забуду никогда: все были в школьной форме, а мой портфель забросили в бетономешалку. Первый школьный год я был изгоем, я не понимал, о чем и на каком уровне можно общаться с моими ровесниками. С ними было скучно и банально. А еще я был отличником. Наверно, поэтому меня и чмырили.

– Поэтому уже с детства ты стал слишком взрослым?

– У меня всегда были друзья старше меня. Да и мои интересы были куда взрослее моего возраста. Например, в 15 лет я получил специальность «преподаватель по классу арт-подиумная модель». Принимал участие в показах и преподавал в белорусском Доме моды. Я учил правильно ходить по подиуму девочек и мальчиков, объяснял им азы, так сказать, модельного искусства. Для тех времен я неплохо зарабатывал. В 14-летнем возрасте я получал пять долларов в час и был самым счастливым ребенком. Некоторые мои ученики были старше меня, и я помню свои ощущения, когда я, зайдя в класс, понимал, что если не заберу энергетику аудитории, то у меня ничего не получится. Так я зарабатывал свои первые деньги. Ездил в школу на такси и курил Marlboro. А когда я понял, что в Минске мне скучно, я перебрался в Москву.

– Твои тусовки не мешают работе?

– Признаюсь, мешают. Каждый понедельник у меня начинается с того, что арт-продюсер проводит лекцию на тему: как пагубно влияют на меня все эти тусовки. «Ну сколько можно тусоваться, когда ты успокоишься!» – каждый раз возмущается он...

– И в самом деле, когда?

– У меня есть мечта. Я хочу быть офигенно тусовочным дедом. Не таким, который общается с молодежью и жрет при этом много наркотиков. Я мечтаю о маленьком ресторанчике где-нибудь на побережье Жиронды (я очень люблю Испанию), где я буду сидеть в кресле-качалке и показывать свои тусовочные фотки своим многочисленным внукам. При этом рассказывая: «Вы знаете, какой я был...»

– Ты был женат, развелся, вновь не собираешься жениться?

– Второй раз? Нет, второй раз не собираюсь. В моей личной жизни вообще обстоит все очень сложно. У меня закручиваются романы, но они длятся не более, чем день или два. Поскольку на третий день я сажусь в самолет и улетаю куда-нибудь по работе или начинаются съемки-съемки-съемки, а человек этого не понимает и считает, что все, отношения исчерпали себя... Так все и обрывается!

– Получается, во всем виноват твой образ жизни?

– Возможно. Представь, когда тебе звонит человек десять раз на день, а ты каждый раз говоришь: «Я занят», то о каких отношениях вообще может идти речь. Поэтому в моей бурлящей жизни романы начинаются и быстро заканчиваются. Мне трудно заводить какие-то постоянные отношения.

– Значит, не больше трех дней...

– Я бы хотел больше. Вообще я домашний, если надо, могу исчезнуть изо всех клубов, могу не появляться ни в одном ресторане, ни на одной тусовке. Надеюсь, что на моем пути еще раз встретится безумная любовь. Такое уже случалось, я готов был выпрыгнуть даже из окна. Это было четыре года назад. И я выкарабкивался тяжело.

– Ну, любовь – это такая штука...

– Есть любовь, есть отношения, а есть флюиды. В двадцать лет мы с друзьями приезжали в дом отдыха, и я с подругой никуда не выходил из номера. Нам было по барабану, что происходит вокруг, для нас самым главным был секс. При этом мы были такими разными, и каждый понимал, что это ненадолго. Все было обречено: нам не о чем было разговаривать, были разные интересы. Но нами руководили флюиды...

– Все выглядит просто замечательно, ну а что ты считаешь своей самой большой проблемой?

– Не знаю, поймешь ли, но это вовремя проснуться. Я с трудом просыпаюсь по утрам. Мой будильник заведен так, что звонит раз семь с интервалами в пять минут. И с каждым звонком я обещаю себе встать через следующие пять минут.

– Так ведь и на работу опоздать можно...

– Да, я осознаю это. Утром прямой эфир, поэтому, учитывая мою проблему, вполне реально опоздать на него. Меня спасает исключительно кофе: две чашки сразу как проснусь – в постели, и еще три после душа. Только после такой лошадиной дозы я чувствую себя человеком.

– Периодически всех публичных людей уносит. С тобой было такое?

– Да, когда в жизни случается первое, второе, третье – то бесспорно уносит. У моих коллег были такие случаи, когда из-за этого им показывали на дверь. Я учился на их ошибках... И если кто-то сейчас суперпопулярен, без мелькания по ТВ завтра он уже будет никем. Несмотря на то, что он сегодня модный и гламурный. Любому телеведущему могут тотчас найти замену. На его место миллионы мальчиков и девочек. И не самое сложное пройти все кастинги, самое сложное – удержаться!

– Ты конфликтный человек?

– За год работы на телевидении у меня произошел конфликт всего один раз. С продюсером программы – молоденькой девочкой, которая в своей жизни сняла первую программу. Я решил, что я – звезда. К этому времени у меня начались бесконечные гастроли, и таким образом съемки из-за меня стали переноситься. Я очень сильно сдвигал не только свой график, но и всей команды: меня ждали по три часа, пока я слезу с самолета, приеду в студию, пока я попью кофе. Тогда я принимал участие в туре по семи городам России: мы искали виджеев для канала. И так получилось, что по пятницам, когда у меня должна была быть запись программы по фитнесу, меня не было в Москве. Из-за чего у меня и произошло столкновение с продюсером.

– Ну потом-то разрулили?

– Да, в конце концов мы нашли компромисс, и конфликт был исчерпан. Вообще на работе у меня нет людей, к кому я отношусь негативно. Нет антипатии или явной симпатии. Это как в муравейнике – одна большая семья. Есть люди, с которыми я работаю, есть, с кем я общаюсь и дружу, а есть, с кем сплю. Это четкие грани, которые не должны пересекаться ни в коей мере.
В школу на такси. Две в постели и еще три после душа. Все равно, кто с кем.

– Что касается «Элементарного секса», ты, наверно, уже профи в этом деле...

– Не спорю. Передо мной была поставлена четкая цель – не перешагнуть грань пошлости и вульгарности. Эта программа была острой, как бритва, но при этом секс в моем изложении был красив, корректен и прост. Я был первым парнем, который на ТВ вел такие щепетильные темы. Половина моих друзей тогда сказала мне: да ты что, у тебя же будет такая репутэйшн, это же настоящий скандал! Другие 50 процентов поддержали меня: да, дружище, это то, что надо!

– Помню, реакция была моментальной...

– Да, был некий бум, в прессе сразу обрушились с упреками: это пропаганда секса, наркотиков и однополой любви. Я могу сказать больше! Один гей подал на меня в Страсбургский суд за то, что в программе о геях, я, якобы, неуважительно об этом рассказывал. Он счел, что я оскорбил людей с нетрадиционной ориентацией. Причем я узнал об этом через несколько дней после эфира. Утром, когда я пришел на работу, все как-то странно хихикали...

– Так что же задело телезрителя?

– Не помню, что он посчитал оскорбительным, в той программе я говорил четко по написанному тексту, который мне предоставили. Другое дело – прямые эфиры, когда в большинстве своем идет импровизация. В любом случае, оскорбления в эфире крайне недопустимы. Я общаюсь с огромным количеством людей и для меня все равно, кто с кем спит: мальчики с мальчиками, девочки с девочками, лишь бы человек был прикольный. Да и как я со своим позитивным характером вообще могу относиться к человеку неуважительно? Так или иначе, в сложившейся ситуации разбирались адвокаты канала. А чем все закончилось, я так и не знаю...

– Тексты к эфиру сам готовил?

– Да, но часто делалось все коллегиально. Помню, с Женей Дерюгиным, который читал закадровый текст, но являлся голосом всего канала, сидели ночами на кухне и придумывали. Сочиняли тексты и репетировали.

– Общаешься исключительно по бизнесу или можешь подойти к человеку и познакомиться?

– В Москве не все так просто. Такие знакомства ушли далеко в историю. Не знаю почему, но так уже не принято. Люди общаются в своем замкнутом круге и знакомятся в основном в компаниях. Другое дело в регионах, когда ко мне подходят и говорят: «Ой, Арчи, ты такой прикольный!»

– А с тобой легко познакомиться?

– Если иметь сильный характер, то все возможно. Для общения я всегда открыт. Причем с удовольствием общаюсь со всеми, начиная от уборщиц и заканчивая ну не знаю кем... Для меня самое главное, чтобы была внутренняя харизма, энергетика.

– Ну а что интересней – виртуальное общение или реальное?

– Я не понимаю виртуального общения, хотя я очень много времени провожу в Интернете. Ведь мальчику или девочке, которые находятся далеко за Уралом, все это настолько интересно, а я для него некий эталон и кумир. Хотя я сам этого не понимаю: у меня в жизни никогда не было такого человека, которого я бы боготворил... Другое дело, в нашей профессии есть то, к чему хотелось бы стремиться, – те прически, которые у нас, одежда, которую мы носим... Так я и сижу, пишу 12-летнему мальчику на его вопрос: «А правда, что концерт Green-gray не состоится?» И ему неважно, что я просмотрел этого Green-gray пятьсот раз в день и меня от него просто тошнит...



Мнения читателей

Рейтинг этого материала    0 | 0




Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.