Когда встречаешь интересного собеседника, разговор с ним не хочется заканчивать никогда. Полные версии интервью читай в этом разделе on-line-журнала.


Личность и общество | Интервью

Материал был опубликован в №027 | 2006

// То, что меня в войсках принимают как своего, чрезвычайно приятно.

И в армии бывает романтика!

Теги: попса , служба , шоубиз

Текст: Марк Камтаринов
Фото: Марк Камтаринов

Известный метросексуал Александр Буйнов уверяет, что не является ни сердцеедом, ни донжуаном, ни тем более секс-символом. Его отношения с прекрасной половиной человечества всегда были непростыми, запутанными, а порой и драматичными. Романтическая история, о которой поведал нам Александр, случилась с ним, когда он служил в армии.

– Ваш отец был человеком военным, да и Вы в отличие от большинства отечественных звезд эстрады от армии не «косили»...

– Хотя и мог, – перебил Александр. – Это было время романтики и «Битлов». С ансамблем «Сувенир» от Гомельской филармонии у меня тогда были сплошные гастроли. Я сочинял свои первые песни и играл на бас-гитаре. Объехал с концертами весь Советский Союз. В Москве за год появлялся два раза. Было приятно, что я сам за себя в ответе и не родители мне, а я им помогаю. Было не до учебы. Я и 9-й класс окончил уже после армии в вечерней школе. Но такой путь становления личности никому не посоветую: это был только мой выбор, так легла дорога. Я поступил в музыкальное училище при Московской консерватории, но бросил учиться. И хоть от Гомельской филармонии мне давали отсрочку от армии, мог бы и вообще туда не ходить, я пришел в военкомат.

– Тогда это в чем-то был вопрос престижа.

– В принципе время было такое: в основном все ребята в армию шли служить добровольно. Я гордился, что меня признали годным к строевой, я гордился званием защитника Отечества. К тому же я был и остаюсь романтиком, для меня армия в чем-то воспринималась как большое приключение.

– Сколько Вам тогда было?

– Служить в армию я пошел в двадцать лет. Сейчас уже можно рассекречивать военную тайну: под Барнаулом был размещен дивизион ракетных войск стратегического назначения. Мой отец был для меня большим примером – военный летчик, участник Великой Отечественной войны. Он был во всех смыслах сильным человеком – мастер спорта по футболу, борьбе, парашютному спорту, стрельбе и т. д. То, каким должен быть настоящий мужчина, я усвоил с пеленок. Правда, не сразу понял, что храбрость и безрассудство – это не одно и то же. Иначе бы не прыгнул с вытяжным парашютом со школьной крыши. За что справедливо был наказан.

– Помните момент, как уезжали из дома?

– Когда в поезде из Москвы повезли на Алтай, сердечко защемило: далеко от мамки, от дома, от ребят. Помню, тогда у меня были длинные волосы, в то время я еще хипповал. Когда мне их отрезали перед отъездом, ребята оставили хайер на моем музыкальном инструменте. «Буйнов с нами, вот его хайер, вот его инструмент», – говорили они всем, пока я служил. При этом они мой орган «Юность» вытаскивали на каждый концерт. Ну, тогда мы выступали по московским общежитиям и институтам.

– Письма писали?

– Особо некому было писать, разве что маме. Я в армии в первый раз и женился. Это произошло после года службы. Красивая алтайская девчонка Люба. Она была казачкой с зелеными глазами и черными волосами. Жила в соседней деревне, куда, соответственно, меня не отпускали. Дело молодое, приходилось убегать. Так и проходили свидания: я сбегу, а через некоторое время за мной погоня. Ловили, сажали на гауптвахту. Много я из-за этого пострадал. Но я был неисправимым романтиком и делал все, чтобы снова повидать свою девушку. Бегу через поле, а за мной едут на машине, в которую сажают и везут обратно. Но через некоторое время я снова бежал по этому полю. Иногда вот добегал до деревни – 12 километров от своей части. В итоге расписались в сельсовете.

Однажды Новый год я встречал в комендатуре. Нам выдали новую форму – гимнастерку, красную водолазку. Обеспечил себе все тылы. Ребята помогли мне сбежать. На всякий случай придумал им всякие отговорки, и, положив «куклу» в свою постель и накрыв ее одеялом, я убежал. Так кукла и лежала два дня, а ребята просили начальство «не будить Буйнова».

– А что помимо амурных дел Вам нравилось в армии?

– Я очень любил строевую подготовку, которую все ненавидели. Моя спортивность в основном природная – заслуга родителей. Плюс еще армия приучила меня к спорту. С турником и брусьями на протяжении двух лет не расставался. Часто приглашали поиграть в волейбол в спортроту, так что было весело. Правда, пару раз выбил пальцы на руке. Но армия меня не обломала. Я и сейчас, вспоминая армейские годы, играю в волейбол, увлекаюсь плаванием, футболом. Дома устроил себе спортивную площадку.

– Демобилизовавшись, сильно изменились?

– Я был в армии как в космосе – не знал, что происходит в Москве. А два года – это большой срок, за это время все изменилось. Я вышел таким же, каким ушел – романтика по натуре не может изменить даже армия. Естественно, возмужал, окреп. Когда же я вернулся, моя группа распалась – мы оказались совершенно разными. Да и за все время мы изменились во взглядах на жизнь, кто-то женился, кто-то уехал.

– И все же вернулись в музыку...

– Да, после армии вернулся в Гнесинку на дирижерско-хоровое отделение. Считал себя потерянным как пианист: руки в армии особо не побережешь. Доучился до третьего курса и ушел. Высшее образование получил, когда уже пришла известность. В 1992 году окончил режиссерский факультет ГИТИСа. Работал в группе «Аракс», в ансамбле «Цветы», в ВИА «Веселые ребята». Пришло время шлягеров. В 80-е годы в рейтингах я входил в тройку лучших отечественных клавишников.

– Часто вспоминаете армейские годы?

– Да. Я не упускаю ни одного случая, чтобы пообщаться с ребятами-армейцами. Рассказываю про свою службу, посвящаю их в какие-то тонкости. Участвую во всех концертах и передачах, связанных с армией, куда меня приглашают как артиста.

То, что меня в войсках принимают как своего, чрезвычайно приятно. Я никогда не отказываюсь от участия в концертах перед военной аудиторией. У меня даже есть «подшефный» госпиталь ракетных войск в подмосковном Одинцове, я там регулярно выступаю уже более 10 лет.

– Говорят, сейчас Вы часто держите в руках оружие. Это правда?

– Да. Когда первый раз познакомился с оружием, я так проникся, что до сих пор люблю «железо». Поскольку мой дом находится в загородной зоне, мне удается время от времени выходить на охоту. И делаю это уже больше десяти лет. Иногда выезжаю на стрельбище. Показываю в тире меткость стрельбы и профессиональное умение обращаться с оружием. Я также люблю футбол, конный спорт. Люблю женщин. В армии у меня была первая жена, в «Веселых» – вторая, в сольной карьере – третья. Но со своей третьей женой, Аленой, я прожил уже 20 лет. Видимо, встретил свою половинку. Самый счастливый день для меня тот, когда рядом – любимый дорогой человек.



Мнения читателей

Рейтинг этого материала    0 | 0




Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.