Когда встречаешь интересного собеседника, разговор с ним не хочется заканчивать никогда. Полные версии интервью читай в этом разделе on-line-журнала.


Личность и общество | Интервью

Материал был опубликован в №070 | 2007

// Я не могу вспомнить, чему бы я завидовал.

Евгений Миронов: «Я не испытываю зависти»

Теги: искусство , культура , театр

Текст: Михаил Верещагин
Фото: из личного архива

Женя Миронов родился 29 ноября 1966 года в Саратове в рабочей семье. Стать актером, как сказал он сам, мечтал с детства и в школе занимался в драматическом кружке. Учился он и в музыкальной школе по классу аккордеона. После окончания в 1982 году восьми классов Евгений Миронов поступил в Саратовское театральное училище, преподаватели которого считали его одним из самых одаренных студентов. Он начал обучение актерскому мастерству на курсе народной артистки СССР Валентины Александровны Ермаковой. Окончив училище, отправился в Москву, добился встречи с Олегом Павловичем Табаковым, и тот сразу взял его на второй курс в Школу-студию МХАТ. После ее окончания Миронов стал актером Театра-студии под руководством Олега Табакова, известной также под названием «Табакерка». Кроме ролей у Табакова, он принимал участие в постановках других театров и режиссеров, сыграл в «Гамлете», поставленном Петером Штайном на сцене Театра российской армии и имевшем немалый успех в Европе.

Первую роль в кино Евгений Миронов сыграл в 1988 году в фильме Александра Кайдановского «Жена керосинщика». Однако широкую известность и признание зрителей и специалистов он получил после исполнения главной роли Саши в фильме Валерия Тодоровского «Любовь». За нее актер удостоился целого ряда кинематографических наград, как отечественных, так и зарубежных, и был признан лучшим актером 1992 года. Не потерялся Миронов и среди звезд российского кино в картине Петра Тодоровского «Анкор, еще анкор», упрочившей популярность артиста. В дальнейшем Миронов уже снимался у Михаила Швейцера, Дениса Евстигнеева, а за работу в фильме Никиты Михалкова «Утомленные солнцем» актер на фестивале «Созвездие-95» получил приз за лучшую эпизодическую роль.

На сегодняшний день Евгений Миронов — художественный руководитель Театра наций.


BF | Для людей искусства дружба — это вдвойне тяжело. Что для Вас друзья? Ведь не секрет, что два-три года назад Алена Бабенко и Сергей Астахов говорили, что Вы лучшие друзья, а сейчас они, особенно в прессе, особо не комментируют Ваши отношения.

Евгений Миронов |Как издалека Вы начали. И пришли все-таки к этому. Вы знаете, у каждого человека в жизни бывают разочарования или очарования. Не обошли они и меня. Но жизнь — это поток, в котором кто-то остается, до конца идет по жизни, а кто-то уходит. Я благодарен моей судьбе за этот опыт. Это моя жизнь, и я не хочу ничего в ней менять ни при каких обстоятельствах. Это мое, умрет со мной навсегда. Я не могу сказать, что у меня в жизни были какие-то ужасные разочарования, что меня предавали. Нет, такого не было. Бывает, что судьба разводит... С теми, кого вы назвали, я продолжаю общаться, мы дружим.

Зато у меня есть проблемы другого характера. Теперь я художественный руководитель Театра наций. Мне нужно ходить по кабинетам, выбивать деньги на строительство, общаться с богатыми людьми, чтобы найти внебюджетные средства на зарплаты и, например, на кресла в зрительный зал. Но интересно, что, оказывается, в этом кругу люди очень часто не держат слово. И для меня это было открытием. Обычно нас, артистов, ругают за сплетни, вечные интриги, я к этому привык. Но все не так, у нас все-таки очень надежные люди. А вот там все сложнее. Тебе наобещают, и ты веришь, и уходишь окрыленный. А надо ждать подвоха. Вот к этому я не привык, вот этому мне предстоит учиться.

BF |Какой бы Вы дали совет нашим читателям, тем, кто хотел бы снимать кино? С чего вообще нужно начинать, чтобы кинематограф вышел у нас на новый уровень?

ЕМ | Трудный вопрос. Я сейчас продюсер, учу молодых талантливых режиссеров. Я организовал с Николаем Лебедевым продюсерскую студию, которая будет инициировать новые проекты. Но проекты, разные идеи и даже сценарии у нас есть, а вот режиссеров нет. Дикий ужас. Пока у нас есть или жалкое подражание западным режиссерам, или ничего. Свежих идей, мыслей нет. Почему? Объясню. Долгие годы, на мой взгляд, у нашего режиссерского образования была странная омобенность. Имя Тарковского действовало на всех как удав на кролика: всем хотелось быть а-ля Тарковский. И если ты не был хоть чуть-чуть гений, то ты зря пришел во ВГИК. А ведь режиссер экшна, комедии, триллера — это все разные навыки, на Западе это обычно просто разные режиссеры. Конечно, есть гении, выдающиеся люди, которые могут успешно делать и то и другое. Но у нас таких нет. Не учили, не научили. И это проблема. Вот ко мне приезжали из Екатеринбурга. Там у них студия, замечательная Екатеринбургская киностудия, которая тоже сейчас начинает вставать на ноги. Они хотели, чтобы я что-то там у них возглавил. Но это уже невозможно, у меня и времени, и сил на это нет. Хотя кому-то начинать делать это, безусловно, надо. И начинать надо с того, чтобы было где снимать и кому снимать. Для этого умения нужна практика, много практики, а значит, во-первых, нужны осветительные приборы, камеры, причем не обязательно супер-пупер, но хоть какие-то. И во-вторых, собственно опыт: они должны уезжать на Запад, учиться, но главное, они должны хотеть вернуться обратно. Это, конечно, самое сложное. Значит, их нужно чем-то заинтересовать здесь. А заинтересовать можно только одним — проектами. А проекты — это деньги. У них должна быть возможность приехать сюда и снять фильм. Там они будут годами обивать пороги в поиске денег, там народу со всего мира полно, а сюда они приехали и осуществили свою мечту. Тогда народ вернется, тогда все у нас получится.

BF |Евгений, Вы актер с огромным талантом, но Вас практически не видно в мировом кино. Почему?

ЕМ |Ну Вы рано ставите на мне крест. Я вот только что вернулся из Лондона, где одновременно вел переговоры и учил язык. А год назад я снялся в картине. Я уже делал несколько шагов по этому пути. Так, однажды я должен был в Париже сниматься в фильме «Петит ля-ля», должен был играть русского боксера, мальчика, который влюблен во французскую девушку. Играть полностью на французском языке! Я две недели учил язык, две недели учился боксу. Но вдруг мне позвонил театральный режиссер Валера Фокин и спросил: «Не хочешь ли ты, Женя, сыграть Ивана Карамазова? Я ставлю спектакль в театре “Современник”». А у меня на тот момент было две недели языка, две недели бокса, посредственный сценарий и посредственный режиссер. Где-то через день, после мучительных раздумий, я согласился. Фильм, кстати, так и не вышел. А у меня началась новая актерская судьба.

Я получил роль Ивана Карамазова, которую я, может быть, никогда бы в жизни не сыграл. Вы знаете, про меня говорили: такой щупленький, хорошенький, господи! Табаков все повторял: «Тебя посади на сцене на горшок — обрыдаются все!» И я решил сам сломать этот стереотип в своей жизни. И сломал. С тех пор у меня начались другие роли. В театре — Гамлет, Иван Карамазов. Мне это было очень важно, необходимо, важнее, чем просто сниматься у европейских режиссеров. Ведь в мировом кино круг ролей очень ограничен для русских артистов. Нужно или родиться там, и быть как они, или становиться такими же, как они, а это трагедия для русских артистов. Играть же бандита или в шапке-ушанке позорить нацию я не могу. Когда-то мне предложили эпизод в «Миссия невыполнима» с Томом Крузом. Мы с одним известным артистом должны были заходить в кабинет и что-то там ля-ля тополя, а я должен был сказать «Ноу», развернуться и уйти. Я отказался. Отказался от «Миссия невыполнима».

BF |Как Вам удается со вкусом одеваться и с кем Вы вообще советуетесь по этому поводу?

ЕМ |Я в этом не прислушиваюсь ни к кому. И к подруге своей не прислушиваюсь. У меня есть своя точка зрения и всегда была. Что будет дальше, не знаю.

BF |Есть ли у Евгения Миронова хобби?

ЕМ |Ну какое хобби! Я люблю шахматы, но у меня на это вообще нет времени. Впрочем, честно говоря, и не может быть. Я слишком люблю свое дело, я ревную к чему-то другому. Вот, например, мне очень нравится кататься на лыжах зимой. Я это регулярно делаю. Но выдерживаю пять дней, шесть, а дальше думаю, когда же возвращаться домой? Так что особых хобби нет.

BF |Какие качества Вы больше цените в людях?

ЕМ |Ценю порядочность, когда тебя не предадут. И профессионализм с годами стал сильно ценить. Очень мало людей, у которых он есть. Вот, например, я играл в «Вишневом саде» Лопахина. Там у него есть фраза, которая раньше у меня не шла, никак я не мог ее прочувствовать. Став художественным руководителем и сделав спектакль «Фигаро», я готов подписаться под каждым лопахинским словом. Лопахин говорит: «Надо только начать делать что-нибудь, чтобы понять, как мало честных, порядочных людей». Слава богу, что они вообще есть. Но вот пока их мало.

BF |А людей с нетрадиционной ориентацией в театре, в кино Вы встречаете в основном порядочных?

ЕМ |Неважно, какой они ориентации, важно, чтобы они были порядочными...

BF |Вам знакомо чувство зависти?

ЕМ | Я не могу вспомнить, чему бы я завидовал. Я смотрел спектакль «Калигула» в постановке Фоменко, где играл Олег Меньшиков. Вот тогда я, может быть, завидовал. Я, честно говоря, не до конца понимаю это чувство. Может быть, мне просто везло и мне нечему было завидовать. Я занимаюсь любимым делом. К мировой славе я легко отношусь: будет — хорошо, не будет — не надо. Меня и так знает достаточно много людей. Чему еще завидовать, не знаю. И, например, в театре Олега Павловича Табакова, в котором я много лет служил, я не видел никакой зависти. Вот мне все время какие-то призы дают. Сыграл — мне приз. Приятно. Но чтобы я увидел зависть — никогда! Вот клянусь Вам, не лукавлю. Я восторгаюсь — да, такое бывает. А может, она у меня и есть. Не знаю.

 



Мнения читателей

Рейтинг этого материала    0 | 0




Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.