Авторские колонки | Кадзуистика

Материал был опубликован в №093 | 2008

// К сожалению, я не смогу тебя туда впустить, даже если захочу. Я ведь пытался уже, правда-правда. Даже вот сейчас, когда ты вошел в эту комнату.

Городу все равно

Теги: отношения , чувства

Текст: Кадзуо Кирияма

Заходи, заходи... Только не хлопай дверью, пожалуйста. Видишь, все вокруг так знакомо и привычно: диван, шкаф, стеллаж, потертый красный стул, кресло, на котором уже сто лет никто не сидел — на нем только одежда висит, и мы оба к этому привыкли. Так ведь удобнее — шкаф маленький, а нас двое, и... Да, знаю, что все это давно пора выкинуть и заменить на что-то другое. Давай сделаем это не сегодня. Ну вот просто — потом. Сейчас для этого еще «ситуация не назрела» — хочется совсем не революции, а чего-то постоянного и обыкновенного, как щи из квашеной капусты. У меня странное настроение? Наверное, но, если честно, я и сам не понимаю, какое оно, а если спросишь — не отвечу. Ты говоришь, что я грустен, — это неправда. Все хорошо. У меня есть ты, а у тебя есть я. Это так. Вернее — почти так, потому что в данный момент меня у тебя нет. Потому что перед тобой не я, а... Как? Я тебе не говорил?..

Вот смотри: комната. Я не зря начал с нее. Осмотри ее еще раз. Неужели не видишь? Посмотри повнимательнее. Нет, я не играю с тобой. Нет, успокоительное мне не нужно, ты о чем?! Просто сегодня и сейчас — я не здесь. Где-то тут, на этих четырнадцати квадратных метрах, есть маленькая дверца в параллельное измерение. И я (тот, к которому ты привык и которого ты любишь) сейчас там. А перед тобой — моя оболочка, с которой ты ведешь диалог. Нет, я ничего не пил и не употреблял. Для чего расширять сознание, если оно и так не ограничено ничем? Да, вижу, что веришь. Вижу, что понимаешь...

Что? Почему я там? Просто мне так хочется. Нет, я не устал от тебя. Просто мне сейчас там хорошо. С тобой тоже хорошо, но как-то по-другому. А там — жара, ветер и гроза (именно так, как мне больше всего нравится), я сижу вот на этом стуле, пью чай и смотрю в окно. И никого вокруг. И совсем не потому, что все ушли, а потому что там никого никогда не было. Это такое специальное измерение, где всегда есть все, что мне нужно, и ни одной живой души, кроме меня. Я специально его придумал, чтобы иногда отдыхать от всех и всего.

К сожалению, я не смогу тебя туда впустить, даже если захочу. Я ведь пытался уже, правда-правда. Даже вот сейчас, когда ты вошел в эту комнату. Но стоило тебе открыть дверь, как она стала просто комнатой, а летняя гроза за окном превратилась в осеннюю промозглость. И я не могу это исправить. Хотя — вот: руки от чашки чая еще теплые. Чувствуешь? Я же говорю, это не бред. Отдых от всего не может быть бредом. Иногда мне там удается отдохнуть даже от самого себя. У тебя не бывало такого? Вряд ли не бывало. Ты мне этим и нравишься — ты похож на меня. Или я — на тебя? Не важно.

У меня был знакомый — очень красивый человек, с которым было совершенно не о чем поговорить, а уж помолчать — тем более. Я его не звал — он сам пришел. А потом мне пришлось попросить его оставить меня в покое. Почему? Наверное, с табуреткой общаться было бы интереснее. Я к тому, что у него нет подобного параллельного измерения. А если и есть, то оно, скорее всего, похоже на кубик с ровными стенами. На что там смотреть? Вернее, что там такого, чего я не видел? Вот и я о том же... Ладно, этого человека все равно в моей жизни больше нет. Табуретки, к счастью, имеют свойство ломаться, выходить из моды, наконец. Теперь у меня есть ты. И на табуретку ты абсолютно не похож.
Но сегодня мне надо побыть там. В себе. По-человечески — просто надо, и все. Знаешь, это как перерождение. Когда долго смотришь внутрь себя, начинаешь понимать многие вещи. Внутренний покой расставляет нужные акценты: то, что казалось важным, становится мусором, а всякие мелочи — ни с чем не сравнимой радостью, приносящей чувство глубокого удовлетворения. И я даже помню, как и когда это началось.

Много лет назад я узнал, что мой знакомый попал в тюрьму. Эту новость мне рассказала приехавшая в гости подруга. На следующий день я проснулся, оделся, умылся, заварил себе чай, посмотрел в окно... А там была весна. По сырому асфальту шныряли заляпанные грязью машины, тетки в кургузых пуховиках выгуливали своих сипато гавкающих псов, дети шли в школу... «Городу все равно», — подумал я. Это не было новостью: в пейзаже за окном, да и вообще в жизни не изменилось ничего. Все шло по своей накатанной колее, и никому не было дела до того, что где-то, в камере какого-то СИЗО, отдельно взятый человек не мог сделать всего того, что было (так автоматически-привычно!) проделано мной этим утром. Я посмотрел на чашку в своей руке и понял, что абсолютно счастлив.
Иногда ощущение этого счастья возвращается ко мне, и я оказываюсь ненадолго в своем параллельном измерении. Там меняется только погода (вместо ранней весны сегодня мне захотелось летнего ливня с молниями), а ощущение — то самое! — неизменно. Оно всегда свежо, как лаймовая Perrier из холодильника, остро, как игла, и почему-то по прошествии времени не портится и не притупляется.

Когда я вернусь? Дай мне пару часов, не больше. Я допью этот чай, мне надоест эта гроза, я отсижу себе задницу на этом стуле — и вернусь. И вот тогда мы сделаем то, что давно планировали сделать, изменим все, что нам захочется. И диван этот неудобный выкинем, и этот стеллаж на дачу отвезем. И даже эти обои переклеим — это ведь несложно (они мне, кстати, жуть как надоели)! А потом просто возьмем и начнем жить заново. Вот так, запросто. С нуля. Это будет не сложнее, чем сварить щи из квашеной капусты. Совершенно точно. Я обещаю.




Мнения читателей

Рейтинг этого материала    0 | 0




Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.