Авторские колонки | Говорит Макаров

Только на сайте!

// Это была такая игра в геометрию Лобачевского: две точки в одном пространстве двигались параллельно, но вроде бы не подозревали о существовании друг друга.

Неевклидовое

Теги: европа , желания , знакомства , ницца , путешествие

Текст: Дмитрий Макаров
Фото: из личного архива

Они обогнали меня недалеко от той таинственной точки, где ровное течение набережной англичан сменяет стремительный поток набережной Соединенных Штатов. Один обошел меня справа, другой – слева. Могло показаться, что еще через минуту-другую где-нибудь возле Оперы их пути разойдутся. Черноволосый двигался решительно и быстро, блондин будто бы медлил и слегка отставал. Все же между ними протянулись невидимые нити и теперь они оседали на лицах туристов, невольно оказавшихся в зоне действия их взаимного притяжения.

Это была такая игра в геометрию Лобачевского: две точки в одном пространстве двигались параллельно, но вроде бы не подозревали о существовании друг друга.

Симон (черноволосый) и Пьер (блондин) держали дистанцию в три-четыре метра. Или это дистанция их держала? Отстав на несколько шагов, Пьер вдруг спохватывался и быстро-быстро наверстывал упущенное. Так они обходили с разных сторон фонарные столбы, скамейки с пенсионерами, ряды неповоротливых голубей, меня, бредущего по набережной без какой-либо цели. Симон заметил мой взгляд и улыбнулся, а через несколько шагов остановил, чтобы спросить, который час.

У него была короткая стрижка, светлые-светлые глаза и чуть неровные зубы. Немного выше меня, загорелый, почти смуглый, он был похож на героев прочитанных и забытых книжек. И даже спрашивая, который час, всего лишь спрашивая, который час, он улыбался не то отважно, не то нагло, понимая, что он нравится. Его взгляд говорил мне: “На, вот, полюбуйся мной. Конечно, у меня есть часы, а если и нет часов, то есть мобильный. Но я хочу, чтобы ты мне сейчас сказал, который час, а потом вечером в своем трешовом отеле дрочил, вспоминая мою улыбку”… Что-то вроде того.

Пьер остановился в десяти шагах от нас, демонстративно рассматривая огромные часы возле спуска на пляж. Было 15.40. На широком пустынном городском пляже дети играли в какой-то придуманный ими футбол. Наконец, Симон сполна насладился моим смущением и-таки узнал, который час. Я перепутал все числительные и предлоги, а потому Симон просто взял мое запястье рукой и несколько секунд всматривался в циферблат, после чего поблагодарил и, свернув влево, пересек проезжую часть. Пьер (тоже симпатичный мальчик, но, что называется, со скрытой харизмой) медленно тронулся вслед Симону. Машины любезно пропускали его… Я обнаружил в эту минуту, что по-дурацки мнусь на одном пятачке и, вздохнув-улыбнувшись-вздохнув, побрел дальше.

Все же через десять шагов я не удержался и обернулся (“никогда-никогда не оборачивайся и не возвращайся”). Я увидел только спину Пьера. Мне показалось, он остался один. Но через минуту он чуть покачнулся и его контур будто удвоился. Без сомнения, Симон целовал его. Снова и снова и снова и снова.

Непреодолимая сила заставила меня свернуть возле оперы и перейти дорогу. Обнявшись, Симон и Пьер прошли мимо. Симон смотрел на меня, а Пьер улыбался, потупив взор (то самое выражение). Они свернули в переулок, а я обежал квадрат оперы, чтобы встретить их еще раз.

Они шли в сторону цветочного рынка или даже дальше. Скорее всего, гораздо дальше.

P.S.: Как вы думаете, откуда я знаю их имена? ;-)
P.P.S.: Друзья влюбляются… Параллели пересекаются.



Рейтинг этого материала    2 | 0

Мнения читателей


egorperov
0 | 0
Как прочитанное может стать забытым, если ты о нем вспоминаешь?

makarov
1 | 0
память-то подвижна)





Rambler's Top100      Follow bestforgay on Twitter   Facebook   Live Journal   Live Journal

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ №ФС77-19983 от 29.04.2005

Copyright © 2004-2005. BF MEDIA GROUP LTD.